!
Добавить в избранное | Сделать стартовой

Статьи - Из удовольствия гимнастика может превратиться в муку


Кабаева: Официального заявления о завершении спортивной карьеры я не делала. Просто нынешний финал станет для меня последним турниром в нынешнем длинном сезоне. Следующие соревнования — первый этап Гран-при, который также пройдет в Москве, — запланированы только на март. Впереди достаточно времени, чтобы как следует отдохнуть и определиться с планами на жизнь.
Известия: Не было соблазна поставить точку именно в Москве, на столь представительных соревнованиях?
Кабаева: Я всегда считала, что спортсмен должен уходить вовремя, на пике своих возможностей. Но поскольку впереди большой перерыв, решать этот вопрос прямо сейчас не имеет смысла. Если после отдыха я почувствую в себе силы и желание вернуться на ковер, двери для меня будут открыты. Если нет, закончу карьеру. Проблема заключается еще и в том, что сегодня у меня нет стимула для продолжения выступлений. Раньше я ставила перед собой цель, достигала ее и тут же намечала новую. После золота Афин вокруг словно образовался какой-то вакуум. Поэтому-то мне и нужна эта пауза — понять свои желания, уточнить планы.
Известия: Вы сказали, что, если на Олимпиаде в Пекине будут разыгрываться медали в отдельных видах, обязательно там выступите. Неужели можно уйти из спорта, а потом с нуля набрать нужную форму реально?
Кабаева: Для меня все реально. Я вообще считаю, что для человека нет непосильных задач.
Известия: Но какие-то щадящие тренировки вы все-таки продолжите?
Кабаева: Скорее всего буду просто поддерживать форму. Сейчас я тоже не работаю на износ. Провожу одну интенсивную тренировку в день и быстро ухожу с ковра. Важно, чтобы занятия не приедались, а по-прежнему приносили радость. Иначе гимнастика может превратиться из удовольствия в муку.
Известия: Перед соревнованиями в родных стенах волнуетесь?
Кабаева: Волнуюсь. Нервозности добавляет еще и то, что в Москве мы выступаем не очень часто. Хотя очень серьезных задач я перед собой не ставлю. Хочу просто порадовать своими программами людей, которые так много помогали мне. Закончу турнир и — в отпуск. Я ведь после Олимпиады даже и не отдыхала...
Известия: А как же учеба в Санкт-Петербургской академии физкультуры?
Кабаева: Я уже и не помню, когда была там последний раз (смеется). Преимущество студентки-заочницы заключается в том, что все работы можно посылать по почте. Хотя скоро я буду в Питере — 12 декабря там пройдет Кубок России, на который меня пригласили. Вот заодно и зайду в академию.
Известия: Стать тренером не собираетесь?
Кабаева: Это интересная профессия, но я пока к ней не готова. У тренеров очень жесткий режим: они рано встают, постоянно мотаются по тренировкам. К тому же просто заниматься с детьми мне не очень интересно. Я хочу добиваться серьезных результатов, а не работать в группе здоровья.
Известия: Было много разговоров о появлении в Москве центра Алины Кабаевой...
Кабаева: Я очень хотела бы создать нечто подобное. Сейчас у меня будет больше времени, и я начну заниматься этим вопросом серьезно.
Известия: Ваше единственное выступление после Олимпиады прошло в Японии. Эта страна вас особенно привлекает?
Кабаева: В Японии по сути началась моя спортивная карьера. В 1996 году я побывала там на юниорских соревнованиях и с тех пор езжу туда каждый год. Это вообще была моя первая заграничная поездка... Вообще, японцы — очень интересный народ. Понять их привычки, традиции, юмор европейцу очень сложно.
Известия: У вас был удачный опыт работы на телевидении в качестве ведущей. Не собираетесь его продолжить?
Кабаева: Я бы не возражала, хотя и здесь не все просто. Чтобы работать на телевидении, нужно быть настоящим профессионалом. В свое время я занималась с преподавателем, который ставил мне речь; сейчас собираюсь продолжить с ним работу. Кроме того, поддерживаю отношения с продюсером 7ТВ Сергеем Шаниным, который пригласил меня тогда на канал. Недавно с его помощью я сделала фотосессию для новогоднего номера одного мужского журнала.
Известия: В последние месяцы прессу буквально заполонили материалы с рассказами о вашей личной жизни. Обидно, что она оказалась выставленной на всеобщее обозрение?
Кабаева: То, что сделали некоторые журналисты, — откровенное хамство. Я слишком много сделала для этой страны, чтобы полоскать мое имя на страницах газет! Прекрасно знаю, кто писал обо мне, и просто не общаюсь с этими людьми. С прессой, конечно, надо дружить, но я теперь это делаю выборочно.
Известия: Свое первое интервью, с которого все и началось, вы дали по доброй воле?
Кабаева: Я рассказала о своей личной жизни, потому что устала от выдумок желтой прессы, которая приписывала мне всякую ерунду. Подумала: я полюбила, меня полюбили. Это же прекрасно! Однако реакция людей оказалась совсем другой.
Известия: Теперь вы жалеете о своей откровенности?
Кабаева: Я — нет, но вот мой молодой человек очень переживал по этому поводу. Ко всему прочему у него начались неприятности на работе из-за этой истории. Сейчас, слава богу, все нормализовалось. Но я теперь о личной жизни не говорю журналистам ни слова.