!
Добавить в избранное | Сделать стартовой

Статьи - Алина Кабаева — «крутая девчонка» из Ташкента


— Алина, твой путь в большой спорт был тернистым или везение было на твоей стороне?
— Мне повезло, что встретила такого тренера, как Ирина Александровна Винер. Я выросла в Ташкенте. Детство прошло в спортивной семье. Папа до сих пор работает в Ташкенте тренером по футболу. Он настолько влюблен в эту игру, что сколько я ни звала его в Москву, он ни за что не соглашается. На первом месте у него любимая работа, друзья, ну а смену мест он не любит. И в шутку считает, что лучше быть, как говорят, первым парнем в деревне, чем вторым в городе!
— В каких командах он играл?
— За ташкентский «Пахтакор», потом — за «Днепр». Не получи он серьезную травму, мы бы сейчас жили в Днепропетровске, именно туда его приглашали. Тогда бы моя спортивная судьба сложилась по-другому. Мама с детства мечтала отдать меня в фигурное катание. Мало кто знает, например, что Ирина Александровна Винер многие годы жила в Ташкенте. А с моей мамой они тренировались в одном спортивном зале. В молодости мама была баскетболисткой. Так что спортивные гены у меня на все сто процентов от обоих родителей!
— Чтобы стать чемпионкой мира, приходится «пахать» день и ночь на сборах. Тебе не надоело набивать мозоли в спортивном зале?
— Спортбазу в подмосковном Новогорске люблю и ненавижу одновременно, но у меня с детства развито чувство долга и нередко даже заставляю себя тренироваться через силу. А спортзал для меня второй дом. На сборах провожу многие месяцы. Новогорск стал для меня трамплином в большой спорт. Именно туда я приехала на «смотрины» из Ташкента. Даже не хочется вспоминать, какой я была всего несколько лет назад. Словом, совсем не соответствовала облику настоящей гимнастки. В детстве была полненькой и маленького роста. Словом, на первый взгляд не эталон. Но Ирине Александровне что-то во мне понравилось, и она оставила меня тренироваться и жить на базе. До сих пор не пойму, что тогда во мне разглядела тренер!
— Как это — полной? В гимнастику таким путь закрыт…
— В первое время тренер меня немало пугала тем, что если я не сброшу лишний вес, то она возьмет шприц и высосет лишний жир (смеется). Шутки шутками, а над собой мне поработать пришлось больше, чем другим. Села на строгую диету, и через несколько месяцев меня трудно было узнать. Стала стройная и еще больше влюбилась в гимнастику!
— Алина, многие считают тебя крутой девчонкой и даже говорят, что к тебе без «Мерседеса» не подъедешь…
— Почему же, мне нравятся и джипы! Если же серьезно, то в первую очередь мне интересен человек, а не сколько «лошадей» у его колес спрятано под капотом. Согласитесь, что спутника жизни выбирают не по модели автомобиля, за рулем которого он ездит. Вот если я ношу часы фирмы «Лонжин», это же не значит, что я не хочу общаться с парнями, которые предпочитают золотой «Роллекс»! Просто у меня контракт с этой фирмой. Вот и весь секрет. Он закончится, и будет какая-то другая фирма. Или мне сейчас нравятся духи «Наоми Кэмпбелл», но не уверена, что они мне будут нравиться через год.
— Как относишься к тому, что известным спортсменам приходится что-то рекламировать? Вот недавно изображение олимпийской чемпионки в групповых упражнениях Елены Шаламовой появилось на водочной бутылке…
— Не поверите, но даже олимпийские чемпионки получают гроши. А ведь надо на что-то жить и еще помогать родителям. Вот девчонки и не отказываются от возможности хотя бы немного заработать. Не вижу в этом ничего плохого. Сейчас время такое, что, как говорят, не до жиру, быть бы живой! А что касается рекламы, так это «двигатель торговли». Изображение нашего борца Александра Карелина можно увидеть на соках. Это здорово, когда фотографии наших известных спортсменов появляются на различных товарах. По большому счету это пропаганда спорта, здорового образа жизни. А это главное.
— Так здорово рассуждаешь, как взрослая, а ведь ты еще молоденькая девчонка. Не поверю, если скажешь, мол, что тебе неинтересно потусоваться…
— Тусовки люблю, особенно спортивные. Например, бал олимпийцев. Пока мне нравятся места, где, как говорят, можно и на людей посмотреть, и себя показать. Обычно на бал приходят очень именитые в большом спорте люди, и есть возможность с ними пообщаться в неформальной обстановке. Немало на балу бывает и, как пишут журналисты, живых легенд российского спорта. Перед ними я просто преклоняюсь. Впрочем, я люблю и потанцевать, и пригубить «шампанского». Словом, ничто человеческое мне не чуждо!
- Не возникала мысль уйти из художественной гимнастики и сделать карьеру, например, фотомодели?
— Нет, пока не возникала.
— Большой спорт — не подарок. Он сломал судьбы многим спортсменам. Некоторых даже покалечил. Не говорю уже о несправедливостях, ведь тебя дисквалифицировали почти на год. Это не каждый выдержит…
— Было очень тяжело психологически. Но не после неудачного выступления на Олимпиаде, там все было понятно: уронила обруч — сама виновата, а именно после той несуразной дисквалификации.
— Почему несуразной?
— Эта дисквалификация — полная ерунда. В ней все довольно странно. Проверку на допинг у нас с Ириной Машиной делали в августе в Австралии на Играх доброй воли. Результаты обычно становятся известны уже через неделю, в нашем же случае Международная федерация гимнастики предала их гласности лишь через пару месяцев, после окончания чемпионата мира в Мадриде. Там Ира заняла второе место, я — первое. Зачем и кому понадобилось так долго ждать? Почему нас все-таки допустили до чемпионата мира, коли еще до его начала обнаружили запрещенные препараты в крови? Что, быть может, если бы мы не стали призерами мирового первенства, никакого допинга у нас бы вовсе не нашли?
Но меня дисквалификацией не напугать. Это я доказала в конце прошлого года на первом после долгого перерыва соревновании — чемпионате Европы в испанской Гранаде, где в четвертый раз завоевала звание абсолютной чемпионки!
— Когда бывает плохо и кошки на душе скребут, как разгоняешь тоску-печаль — идешь в кино, театр?
— Одна? Никогда. Я вообще не могу быть одна — день, два от силы, не люблю замыкаться в себе. Лучшее средство от меланхолии для меня — это встреча с друзьями.
— Можешь выйти из дома, не взглянув в зеркало?
— Нет, это выше моих сил. В зеркало я смотрюсь чаще, чем надо. Иначе зачем оно? Другое дело, я никогда не буду перед зеркалом вертеться. Этого терпеть не могу: сразу замечаешь столько недостатков! Так вообще можно из дома не выйти! В зеркало, словом, лучше долго не смотреться. Раз взглянула — нормально! И пошла.
— Как ты относишься к нарядам?
— Сама решаю, какой наряд надеть. Стилист мне пока не нужен. Иногда могу спросить у мамы, что мне надеть, но если даже она ответит, что ненормально, все равно пойду в том, что выбрала. Времени на переодевания катастрофически не хватает!
— Куда же ты обычно ходишь?
— На дискотеки! Люблю танцевать в клубах, где не бывает посторонних людей, где все, как говорят, свои. Не меньше танцев люблю играть в теннис, париться в бане. С друзьями мы еще не прочь собираться у кого-нибудь на даче, готовить шашлыки.
— Любишь жареное мясо?
— Не жареное, а гриль. Оно куда полезнее. К тому же во время таких загородных встреч на столе всегда много зелени и овощей. Да и не в шашлыке дело. Меня во время подобных встреч всегда привлекает атмосфера. Мы обязательно разжигаем костер, а это такая прелесть.
— Если не секрет, кто твои друзья?
— Спортсмены. Нам проще понимать друг друга, ведь варимся в одном котле. Среди звезд шоу-бизнеса родственных душ пока не нашла. Да я и не стремилась к дружбе с ними. Из всех, с кем мне довелось познакомиться во время перерыва, могу сказать, пожалуй, лишь о встрече с Татьяной Догилевой. Очень приятный, отзывчивый человек. Она мне здорово помогла, многое подсказала, когда меня пригласили на телевидение.
— Чьим мнением ты больше всего дорожишь?
— По жизни я всегда прислушиваюсь к мнению только двоих людей — мамы и тренера.
— Кто из них строже?
— Вначале была мама. Но когда она, приехав ко мне из Ташкента в Москву, где я с 12 лет начала тренироваться у Ирины Александровны, увидела, как я с утра и до вечера вкалываю, то у нее появилась жалость. У Ирины Александровны не забалуешь. Она строга, но справедлива. Сейчас, впрочем, и мама, и папа, и тренер понимают, что я уже взрослая и заставить меня сделать что-то без моего желания практически невозможно.
— О семье еще не думаешь?
— Пока не задумывалась. На первом месте у меня гимнастика. И так будет до Олимпиады в Греции. Пока не хочется уходить из спорта, который сделал из меня человека. У меня немало спортивных наград, но пока в копилке нет олимпийской медали, а так хочется ее иметь.